Заказать звонок Оставить заявку
Регистрация компаний в различных оффшорных зонах
Пушкинская 8 (495) 287-60-01
Невский проспект 8 (812) 612-00-71

10 главных событий в сфере международного налогового планирования 2018 года

10 главных событий в сфере международного  налогового планирования 2018 года

17.12.2018

Представляем ежегодный аналитический обзор наиболее значимых событий 2018 года в России и за рубежом в сфере международного налогового планирования и смежных областях.

1. Глобальные перемены: реализация плана BEPS и других проектов ОЭСР

План действий BEPS, направленный на противодействие размыванию налоговой базы и искусственному смещению центра прибыли, реализуется уже не первый год и представляет собой концептуальную основу для соответствующих изменений законодательства и регулятивной среды вовлеченных стран. 2018 год стал рубежным с точки зрения практического осуществления многих инициатив, включенных в план BEPS.

В докладе Генерального секретаря Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) лидерам группы G20, представленном в декабре 2018 г. в Буэнос-Айресе, сообщается о существенном практическом прогрессе в реализации различных мер, предусмотренных данным планом.

На конец 2018 года в «инклюзивную группу» BEPS (включающую страны, обязавшиеся следовать минимальным стандартам BEPS) входят 124 юрисдикции. Экспертная оценка степени реализации ими указанных стандартов, показала, в частности, следующие результаты.

  • Борьба с вредоносными налоговыми практиками (действие 5 плана BEPS). С момента опубликования плана BEPS было проанализировано 243 существовавших в мире преференциальных налоговых режима, из которых на текущий момент более 134 скорректированы или отменены (либо находятся в процессе изменения или отмены). Это не означает полной отмены преференциальных режимов (поскольку не все они являются «вредоносными»). Например, практически все преференциальные режимы налогообложения доходов от интеллектуальной собственности в настоящее время приведены в соответствие с минимальным стандартом BEPS, обеспечивая «привязку» льготного налогообложения к реальной экономический деятельности (substance) налогоплательщика на территории, предоставляющей льготу.
  • Предотвращение злоупотребления международными договорами (действие 6). Речь идет о ситуациях, когда налогоплательщики для собственной выгоды недобросовестно используют преимущества, предоставляемые международными налоговыми договорами «в ненадлежащих обстоятельствах» (искусственно создавая формальные условия для этого). Ключевым инструментом реализации данного элемента плана BEPS выступает Многосторонняя Конвенция по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям, в целях противодействия размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения от 24 ноября 2016 г. (далее – «Конвенция BEPS»).
    Она синхронно изменяет и дополняет все соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН), ранее заключенные присоединившимся к такой Конвенции государством, в частности, с помощью таких инструментов, как общая норма против злоупотреблений (general anti-abuse rule), правило об ограничении льгот (limitation of benefits) и правило «основной цели» (principal purpose test). Главным результатом таких мер, как ожидается, станет окончательный уход в прошлое многих популярных ранее схем налогового планирования, в которых использовались нормы международных налоговых соглашений.
    По состоянию на 4 декабря 2018 года Конвенцию BEPS подписали 85 государств (включая Россию) и еще 6 выразили намерение сделать это в будущем. Для первых ратифицировавших ее стран Конвенция BEPS вступила в силу с 1 июля 2018 года. Россия планирует ратификацию Конвенции BEPS в ближайшее время.

  • Страновая отчетность (действие 13). Страновая отчетность (Country-by-Country Reporting, CbCR), включает сведения об активах, прибыли, сотрудниках и налогах, уплаченных в юрисдикциях, в которых осуществляют деятельность компании группы. Она позволяет налоговым службам устанавливать центр деятельности крупных мультинациональных компаний (групп компаний) и соотносить размеры активов и уплачиваемых налогов в конкретных юрисдикциях, где оперируют компании группы. Сведения CbCR передаются ежегодно в автоматическом режиме на основании Многостороннего соглашения MCAA CbC, которое по состоянию на октябрь 2018 года подписали 74 государства (включая Россию). Автоматический обмен страновыми отчетами впервые начал осуществляться в июне 2018 года.

Другим крупным направлением деятельности ОЭСР является обеспечение прозрачности налоговой информации. По оценке ОЭСР на июнь 2018 года, реализация инициатив в области налоговой прозрачности позволила участвующим юрисдикциям получить дополнительную налоговую выручку в размере около 93 миллиардов евро (включая налоги, пени и штрафы).

Важнейшим инструментом обеспечения налоговой прозрачности является обмен информацией по запросу (EOIR) – традиционный, но активно развивающийся инструмент правовой помощи, предусмотренный не только Конвенцией о взаимной административной помощи по налоговым делам (в ред. Протокола 2010 г.), но и соглашениями об избежании двойного налогообложения, а также двусторонними соглашениями об обмене налоговой информацией (TIEA). На декабрь 2018 года Конвенция вступила в силу для 109 стран (включая Россию).

Несмотря на то, что в настоящее время большинство стран оцениваются как «соответствующие» (compliant) или «в основном соответствующие» (largely compliant) стандарту обмена информацией по запросу, предметом озабоченности ОЭСР в связи с данным видом обмена информации названы существующие в ряде юрисдикций проблемы с получением сведений о бенефициарных владельцах юридических лиц и иных структур. В этой связи экспертами обращается особое внимание на проблему обеспечения доступности сведений о бенефициарном владении для налоговых органов в конкретных юрисдикциях в целях последующего обмена в случае запроса от органов стран-партнеров.

Наконец, самым резонансным проектом, реализуемым в рамках инициатив в области налоговой прозрачности, разработанных ОЭСР, стал автоматический обмен информацией о финансовых счетах (AEOI), о котором ниже.

2. Стартовал автоматический обмен финансовой информацией для большинства юрисдикций

Сентябрь 2018 года был заявлен как плановый срок начала автоматического обмена информацией о финансовых счетах между компетентными органами стран «второй очереди», среди которых Россия, Швейцария, Австрия, Гонконг, Сингапур и большинство офшоров. Страны «первой очереди» (государства-члены ЕС и др.), начавшие автообмен уже в 2017 году, осуществляют его уже в регулярном режиме.

Автоматический обмен информацией о финансовых счетах – это новейший инструмент межведомственного цифрового взаимодействия налоговых органов разных стран с целью получения данных о иностранных счетах резидентов своих стран (для их дальнейшего использования в целях налогового контроля). Например, ФНС России планирует получать от иностранных налоговых органов в автоматическом режиме данные о личных счетах налоговых резидентов РФ, а также о счетах иностранных компаний с преобладающими пассивными доходами, бенефициарами которых являются резиденты РФ. С точки зрения своего содержания, географического охвата и юридической беспрецедентности, автоматический обмен оценивается как один из самых многообещающих актов фискальной глобализации последних лет и как конец банковской тайны.

По состоянию на октябрь 2018 года Многостороннее соглашение компетентных органов об автоматическом обмене (MCAA) подписали 104 юрисдикции. На 11-й встрече Глобального форума ОЭСР по вопросам прозрачности и обмену налоговой информацией в г. Пунта-дель-Эсте (Уругвай), состоявшейся с 20 по 22 ноября 2018 года, была констатирована в целом успешная имплементация автоматического обмена в участвующих странах. Было, в частности, отмечено, что 86 юрисдикций осуществили в общей сложности около 4500 актов взаимного обмена информацией о финансовых счетах «миллионов налогоплательщиков – владельцев иностранных счетов по всему миру».

Оценить результаты автоматического обмена со стороны сложно, поскольку такой обмен осуществляется на межведомственном уровне по электронным каналам связи, а официальная статистика количества подотчетных счетов, о которых была передана/получена информация, пока отсутствует. Обработка полученных данных и принятие на их основе в случае необходимости каких-либо мер, займет определенное время, поэтому о практических последствиях первого автоматического обмена с участием России можно будет говорить не раньше середины - второй половины следующего года.

Но один вывод все же можно сделать. Скептические прогнозы о количестве стран, которые согласятся направлять данные в РФ, по-видимому, не оправдались. Согласно сведениям портала ОЭСР, направлять информацию о счетах резидентов РФ в Россию согласились 89 стран и территорий. Россия, в свою очередь, обязалась направлять информацию о российских счетах иностранных резидентов в 61 страну (при этом сроки начала обмена и охватываемые налоговые периоды могут быть разными). Также, с российской стороны были своевременно приняты базовое законодательство и подзаконные акты по автоматическому обмену: глава 20.1 НК РФ, Постановление Правительства от 16.06.2018 № 693, Перечень стран, с которыми осуществляется автоматический обмен (в его первоначальной редакции названо 73 страны).

Вместе с тем, согласно подготовленному ОЭСР Отчету об имплементации автоматического обмена информацией за 2018 год, по состоянию на 22 ноября 2018 года некоторые страны (а именно – Маршалловы острова, Монсеррат, Россия и Сент-Винсент и Гренадины) пока задерживают обмен информацией в связи с продолжающимся внедрением или тестированием технической инфраструктуры автоматического обмена. Применительно к России данная техническая задержка носит временный характер и касается только исходящей информации, то есть сведений о нерезидентах РФ, имеющих счета в финансовых учреждениях России. Ещё 10 стран не осуществили автообмен из-за неготовности собственной нормативно-правовой базы.

3. Банки ЕС (в том числе Латвии и Кипра) больше не обслуживают shell-компании

«Шелл-компании» (в обобщенном смысле для целей банковского регулирования) – это компании, которые не ведут в стране своей регистрации экономической деятельности, не имеют в ней физического присутствия и активов. Существуют и другие признаки шелл-компаний и исключения из них, например, для холдинговых и SPV-компаний, в зависимости от конкретной страны.

Подавляющее большинство компаний, зарегистрированных в классических офшорных юрисдикциях, или партнерства, образованные из них, подпадают под определение «шелл-компаний» почти автоматически. Однако, определяющим признаком для отнесения компании к данной категории является не страна инкорпорации (ею может быть любая, в том числе, вполне респектабельная юрисдикция), а именно наличие/отсутствие реальной деятельности и активов.

Существование шелл-компаний само по себе правомерно и может преследовать законные цели, однако такие компании также могут быть инструментами злоупотреблений – обхода или уклонения от налогов, отмывания денег и пр. Данные риски в последние годы стали оцениваться столь серьезно, что в банках ряда стран компании с признаками “shell” больше не смогут открывать счета или пользоваться ими, если они делали это ранее.

Странами, в которых принятие соответствующих ограничительных мер получило в 2018 году наибольший резонанс, стали Латвия и Кипр, поскольку в их банках обслуживалось значительное число компаний, подпадающих под данную категорию.

В Латвии запрет обслуживания шелл-компаний получил законодательное закрепление весной 2018 года и коснулся компаний, фактически не ведущих экономической деятельности, не представляющих финансовую отчетность в государственные органы и не имеющих места ведения деятельности в стране своей регистрации. По настоящее время банки Латвии осуществляют процесс оценки существующих корпоративных клиентов и в случае, если таковые квалифицируются как шелл-компании, принимают решение о закрытии их счетов.

На Кипре критерии отнесения компаний к категории “shell” были опубликованы Центральным Банком в июне и, с некоторыми дополнениями, в ноябре 2018 года. Согласно циркулярам ЦБ Кипра, компании, которые не имеют физического присутствия или операций на территории страны своей регистрации, не осуществляют в ней организованной экономической деятельности и имеют малую или нулевую экономическую стоимость (не сдавая при этом финансовую отчетность или имея место регистрации в стране из «черного списка ЕС»), будут признаваться шелл-компаниями.

«Чистка» клиентского портфеля от шелл-компаний банками (и иными финансовыми организациями) стран ЕС осуществляется не механически. В каждом случае банк должен не только установить наличие шелл-компаний среди своих клиентов, но и оценить все имеющиеся данные о конкретной компании (включая доказательства осуществления компанией реальной предпринимательской деятельности, если таковые имеются) и возможные риски ее дальнейшего обслуживания, после чего принять решение о продолжении или прекращении деловых отношений.

Если оценивать последствия запрета банковского обслуживания шелл-компаний в более глобальном масштабе, то он уже привел к отчетливому снижению объемов создания и приобретения офшорных компаний, что объясняется постепенной утратой интереса к ним из-за невозможности в большинстве случаев открытия таким компаниям расчетных счетов.

4. Ликвидация ABLV Bank и Loyal Bank

В 2018 году о своей ликвидации объявили один из ведущих банков Латвии (ABLV) и один из известных банков Карибского региона (Loyal Bank). Причины столь радикального финала были разными, но обстоятельства, приведшие к нему, имеют схожие черты и, возможно, прецедентное значение.

ABLV Банк вплоть до февраля 2018 года являлся одним из крупнейших латвийских частных банков, ориентированных как на местный рынок, так и на международных клиентов.

13 февраля 2018 года Сетевое агентство по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) Минфина США опубликовало пресс-релиз, в котором сообщило, что «ABLV институционализировал отмывание денег в качестве одного из стержневых элементов своей банковской практики», «осуществляет неадекватный контроль за высоко-рисковыми счетами шелл-компаний и с целью защиты таких бизнес-практик пытается препятствовать реализации латвийских норм об AML/CFT». Кроме того, по мнению FinCEN, Банк «способствовал транзакциям в пользу коррумпированных политически значимых лиц». Основываясь на статье 311 Закона США о борьбе с терроризмом 2001 г. (Patriot Act), ведомство потребовало запретить ABLV Банку открытие и обслуживание корреспондентских счетов в США.

В течение нескольких суток после опубликования релиза Банк столкнулся с серьезным оттоком денежных средств, а клиенты – с повсеместной блокировкой транзакций. Латвийским регулятором были предприняты меры по стабилизации ситуации, однако уже 23 февраля Европейский Центральный Банк (ЕЦБ) констатировал нахождение Банка на грани неспособности выполнять свои обязательства и заявил о необходимости ликвидации ABLV в соответствии с местным законодательством.

В целях защиты интересов клиентов и кредиторов акционеры ABLV на своем внеочередном собрании приняли решение о ликвидации Банка, что, по их мнению, стало «тяжелым, но самым правильным решением в данных обстоятельствах». Руководство Банка заявило о намерении в максимальной степени удовлетворить требования вкладчиков и кредиторов. В настоящее время дела Банка завершает ликвидационный комитет.

Loyal Bank являлся офшорным банком (то есть банком, ориентированным преимущественно на нерезидентов), расположенным в государстве Сент-Винсент и Гренадины, а также имевшем офис в Будапеште (Венгрия). Основной причиной прекращения его деятельности явилось расследование в отношении Лоял Банка и его руководства, в частности, в связи с умышленными нарушениями требований Закона США «О соблюдении налоговых правил в отношении иностранных счетов» (FATCA). Другое направление расследования касалось схем мошенничества с ценными бумагами и отмывания денежных средств.

Банковские операции Лоял Банка были приостановлены 28 июля 2018 года, и через несколько дней полностью запрещены финансовым регулятором Сент-Винсента и Гренадин. 8 августа Банк был лишен лицензии. Бывший CEO Лоял Банка, в отношении которого компетентными органами США ранее был проведен оперативный эксперимент (показавший возможность открытия счетов в пользу «бенефициара из США» без соблюдения требований FATCA), был экстрадирован в США из Венгрии и признал свою вину. Указанный прецедент демонстрирует реальность привлечения ответственных сотрудников иностранных (т.е. не американских) банков к индивидуальной уголовной ответственности за нарушение FATCA. Сам Loyal Bank в настоящее время также находится в процессе ликвидации. 

Как видим, в обоих случаях ключевую роль сыграла вовлеченность США. Но если в случае с Лоял Банком всё же были предъявлены доказательства нарушения его должностными лицами американского законодательства (имеющего фактически экстерриториальное действие и по которому государство Сент-Винсент официально приняло на себя соответствующие обязательства), то в случае с ABLV репутационный удар и мгновенно последовавшую финансовую дестабилизацию банка страны ЕС вызвало лишь информационное сообщение из-за океана, на которое просто не успели (не смогли, не захотели?) адекватно отреагировать ни национальный, ни общеевропейский регулятор.

Оба указанных случая продемонстрировали широкие возможности США не только по контролю за соблюдением норм Закона FATCA (во взаимодействии со странами-партнерами), но и по использованию информационных и правоохранительных рычагов, способных воздействовать на иностранные финансовые системы и приводить к различным последствиям, в данном случае – к «добровольно-принудительной» ликвидации весьма значимых для своих стран финансовых учреждений. Также данные случаи выявили совершенно иной уровень риска для клиентов банков стран ЕС и Карибского бассейна, связанного с возможностью неожиданного ухода таких банков с рынка по причинам, не относящимся напрямую к их финансовому положению.

5. Амнистия капиталов в России продлена до 28 февраля 2019 года

«Амнистия капиталов» была анонсирована как возможность для физических лиц задекларировать иностранные счета/активы и освободиться от взыскания налога (при наличии), а также от юридической ответственности за деяния, связанные с такими счетами/активами, а именно за:

  • налоговые правонарушения (глава 16 НК РФ);
  • валютные правонарушения, в том числе, неправомерное зачисление средств на иностранные счета в случаях, не предусмотренных законодательством о валютном контроле (статья 15.25 КоАП РФ);
  • некоторые иные административные правонарушения (статьи 14.1, 15.1, 15.3 - 15.6, 15.11 КоАП РФ) и
  • некоторые преступления (статья 193, часть 1 и 2 статьи 194, статьи 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ).

Задекларировать в порядке амнистии капиталов можно недвижимость, транспортные средства, доли в компаниях, ценные бумаги, контролируемые иностранные компании (включая иностранные структуры без образования юридического лица – например, трасты), счета в иностранных банках, а также банковские счета, в которых декларант выступает бенефициарным владельцем.

Первоначальный срок добровольного декларирования, предусмотренный Федеральным законом от 8 июля 2015 г. № 140-ФЗ (далее – Закон), длился с 1 июля по 31 декабря 2015 года (позднее он был продлен до 30 июня 2016 года). Однако, амнистия не пользовалась популярностью, в частности, из-за ограничений, содержавшихся в первой редакции Закона. Предоставляемые им гарантии распространялись лишь на деяния, совершенные декларантом до 1 января 2015 года. То же относилось и к валютным правонарушениям – возможно, даже более чувствительному для многих резидентов РФ вопросу, чем налогообложение.

В апреле 2016 года данное ограничение для валютных правонарушений было снято – появилась возможность освободиться от ответственности за валютные правонарушение, совершенные вплоть до даты фактического представления специальной декларации. Однако, срок для подачи специальной декларации весной 2016 года вновь оказалось слишком коротким – многие граждане и предприниматели не успевали детально изучить условия и сферу охвата амнистии и определить целесообразность своего участия в ней.

В феврале 2018 года была принята новая редакция Закона, в которой:

  • был объявлен второй этап декларирования – с 1 марта 2018 года по 28 февраля 2019 года, продолжающийся в настоящее время;
  • был сдвинут срок, до которого могли быть совершены деяния, за совершение которых декларант освобождается от ответственности - до 1 января 2018 года.

Что касается ответственности по части 1 статьи 15.25 КоАП РФ (зачисление средств на иностранные счета в случаях, не предусмотренных валютным законодательством), денежные средства, зачисленные иностранные счета, указанные в специальной декларации, поданной на втором этапе декларирования, признаются зачисленными законно, если такие счета были открыты до 1 января 2018 года.

Принимая решение воспользоваться амнистией капиталов, следует иметь в виду ее достаточно узкий характер в плане освобождения от уголовной ответственности. Амнистия распространяется только на те статьи УК РФ, которые перечислены в подпункте 1 пункта 1 статьи 4 Федерального закона от 8 июля 2015 г. № 140-ФЗ. По любым иным статьям УК РФ, в частности, по таким статьям, как 159, 159.1-159.6 (мошенничество), 174 и 174.1 (легализация денежных средств), 193.1 (совершение валютных операций по переводу денежных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов) и др. освобождение от уголовной ответственности не предусмотрено. Таким образом, идея «полной» амнистии капиталов, озвученная в Послании Президента РФ Федеральному Собранию 2014 года, не была реализована по причине ее возможного несоответствия стандартам ФАТФ (Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег).

6. Безналоговая ликвидация КИК продлена до 1 марта 2019 года

Одновременно со вторым этапом амнистии капиталов была продлена и «безналоговая ликвидация» иностранных компаний – мера, стимулирующая деофшоризацию и также содержащая в себе элемент амнистии. Она предусмотрена пунктом 60 статьи 217 НК РФ и касается специфического случая освобождения от налога на доходы физических лиц (НДФЛ).

Согласно ей, от НДФЛ освобождаются доходы в денежной и (или) натуральной формах, полученные при ликвидации иностранной организации налогоплательщиком – акционером/участником или контролирующим лицом иностранной организации, имеющим право на получение таких доходов, а также в виде материальной выгоды, полученной от приобретения ценных бумаг у такой иностранной организации налогоплательщиком.

На практике имуществом (ликвидационным остатком), которое лицо может получить от иностранной компании, могут быть деньги, ценные бумаги, акции/доли в других компаниях, драгоценные металлы, недвижимость и т.п., а также имущественные права (напр., права требования по договорам).

Для получения освобождения необходимо одновременное соблюдение следующих условий:
1) налогоплательщик представил в налоговый орган:

  • налоговую декларацию (3-НДФЛ);
  • составленное в произвольной форме заявление об освобождении таких доходов от налогообложения с указанием характеристик полученного имущества (имущественных прав) и ликвидируемой иностранной организации и
  • документы, содержащие сведения о стоимости имущества (имущественных прав) по данным учета ликвидируемой иностранной организации на дату получения имущества (имущественных прав) от такой иностранной организации;

2) процедура ликвидации иностранной организации завершена до 1 марта 2019 года. Данный срок продлевается при наличии препятствующих ликвидации обстоятельств, обусловленных требованиями законов страны регистрации компании или ее участием в судебном разбирательстве. В таких случаях ликвидация должна быть завершена в течение 365 календарных дней с даты окончания действия таких ограничений.

Указанные положения об освобождении от НДФЛ распространяются и на случаи прекращения иностранных структур без образования юридического лица.

Как видим, пункт 60 статьи 217 НК РФ в настоящее время прямо предусматривает освобождение доходов в форме денежных средств, что не было предусмотрено в первоначальной редакции данного пункта. Также, законодатель внес ясность в природу доходов, полученных от ликвидированной КИК (доходы в денежной/натуральной форме, материальная выгода), которая ранее вызывала вопросы в связи с особым характером возникновения данного объекта налогообложения.

Важно отметить, что безналоговая ликвидация по-прежнему не распространяется на юридических лиц – участников иностранных организаций. Соответственно, российские компании не могут претендовать на освобождение от налога на прибыль организаций при получении ими имущества в результате ликвидации контролируемых ими иностранных компаний.

7. Смягчение отдельных положений валютного законодательства РФ и планы на будущее

С 1 января 2018 года началось действие обновленных норм Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» от 10.12.2003 № 173-ФЗ (далее – Закон), касающихся определения статуса валютного резидента РФ, вытекающих из него обязанностей и перечня разрешенных операций по зачислению средств на иностранные счета.

Редакцией Закона, вступившей в силу с 1 января 2018 года, было предусмотрено:

  • распространение статуса валютного резидента РФ на всех граждан РФ независимо от времени пребывания в РФ и за ее пределами (пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 1 Закона);
  • освобождение от обязанности уведомлять налоговый орган об открытии (закрытии, изменении реквизитов) счетов в иностранных банках и представлять отчеты о движении средств по таким счетам для физических лиц – резидентов РФ, срок пребывания которых за пределами РФ в течение календарного года составит в совокупности более 183 дней (абз. 1 ч. 8 ст. 12 Закона);
  • дополнение перечня разрешенных для физических лиц – резидентов валютных операций по зачислению на свои иностранные счета средств, полученных от нерезидентов (а именно: зачисление денежных средств, вырученных от продажи нерезиденту транспортного средства за пределами РФ, и средств, вырученных от продажи нерезиденту недвижимого имущества за пределами РФ). В последнем случае недвижимость должна быть расположена (а счет резидента РФ открыт) в государстве-члене ОЭСР/ФАТФ и участнике многостороннего соглашения об автоматическом обмене информацией (абз. 8-9 ч. 5.1 ст.12 Закона).

Также (в соответствии с поправками, принятыми еще в 2015 году) с 1 января 2018 г. появилась возможность законно зачислять на иностранный счет денежные средства, полученные физическим лицом в результате отчуждения им внешних ценных бумаг, прошедших процедуру листинга на российской бирже либо на иностранной бирже, входящей в перечень иностранных бирж, указанный в пункте 4 статьи 27.5-3 Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг».

Данные меры были оценены большинством специалистов как прогрессивные, но недостаточные в свете сохраняющей свое действие санкции части 1 статьи 15.25 КоАП РФ (осуществление незаконных валютных операций), предусматривающей административный штраф в размере от 75 до 100% суммы незаконной валютной операции. Столь жесткое административное наказание (с учетом закрытого перечня разрешенных операций по зачислению средств) по-прежнему делает иностранный счет физического лица весьма рискованным инструментом.

Улучшение ситуации в будущем должно происходить в двух направлениях: дальнейшее расширение перечня разрешенных операцией по зачислению средств на счет и снижение штрафов за валютные правонарушения до соразмерных пределов.

В настоящее время на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов размещен проект федерального закона, предусматривающего возможность зачисления без ограничений любых денежных средств, полученных от нерезидентов, при условии, что банк, в котором открыт счет, расположен в государстве-члене ОЭСР или ФАТФ, присоединившемся к автоматическому обмену финансовой информацией с РФ. Кроме того, если счет физического лица открыт в банках из указанных стран, а общая сумма средств, зачисленных на счет за отчетный год, не превышает 600 000 рублей, законопроект предлагает освободить владельцев таких счетов от представления отчетов о движении денежных средств. О сроках внесения в Государственную Думу и перспективах прохождения данного законопроекта пока не известно.

8. Развитие концепции «фактического права на доход»

Концепция «лица, имеющего фактическое право на доход (ФПД) получила законодательное закрепление в конце 2014 года (статьи 7, 312 НК РФ в действующей редакции) и активно применяется в практике судов и налоговых органов на протяжении последних трех лет.

Цель указанной концепции – недопущение использования льгот и освобождений, предусмотренных международными соглашениями об избежании двойного налогообложения (СИДН), в случаях, когда иностранный получатель дохода, выплачиваемого из России, не имеет фактического права на такой доход (не является его бенефициарным собственником), а перенаправляет его иным лицам, не имевшим бы права на льготу по налогу у источника в РФ в случае получения дохода напрямую из России (treaty abuse в терминах плана BEPS).

В российской правоприменительной практике концепция ФПД сознательно увязывается с доктриной «необоснованной налоговой выгоды», «деловой цели» и приоритета существа над формой. Как указывается в «программном» письме ФНС России от 28.04.2018 № СА-4-9/8285, данная концепция используется в качестве универсального инструмента борьбы со злоупотреблениями нормами международных соглашений. Для установления того, имеет ли получатель дохода ФПД, правоприменитель рекомендует использовать целый ряд разнообразных, в том числе новых для данной цели, критериев.

Применяя концепцию ФПД, налоговые органы могут осуществлять достаточно глубокий анализ роли и деятельности компаний, зарегистрированных в странах, имеющих СИДН с Россией и являющихся непосредственным получателем выплачиваемых из России доходов. Предметом анализа может быть не только степень присутствия компании в стране своей регистрации, но и функции, которые она выполняет.

В частности, выясняется, является ли компания-получатель самостоятельным бизнес-субъектом, осуществляет ли она предпринимательскую деятельность, несет ли расходы в целях такой деятельности (структура расходов также анализируется – стандартные расходы на корпоративное администрирование, бухгалтерию, аудит и даже аренду офиса могут не приниматься во внимание), осуществляет ли она операции не только с аффилированными, но и с независимыми контрагентами (и если осуществляет, насколько они существенны) и т.д.

Помимо анализа функциональности компании-получателя, анализируется также существо совершенных с их участием сделок (операций), с возможностью их переквалификации и применения соответствующих налоговых последствий. «Технический» (кондуитный) характер иностранной компании-получателя наряду с транзитным или экономически неоправданным характером самой сделки, исключают возможность использования преимуществ СИДН.

Установление налоговым органом всех требуемых фактов и обстоятельств происходит в рамках выездных налоговых проверок в отношении российских организаций – налоговых агентов, анализа источников, находящихся в публичном доступе, и сведений, получаемых по запросу от иностранных компетентных органов.

В группу риска в этой связи по понятным причинам попадают те иностранные компании, которые функционируют исключительно в рамках группы и обслуживают только ее интересы (промежуточные холдинговые компании, компании, используемые в операциях внутригруппового финансирования, и др.).

Налоговым агентам (российским организациям – источникам выплаты дохода) для снижения рисков предъявления к ним налоговых требований в связи с применением им льгот по СИДН в отношении совершенных трансграничных платежей, рекомендуется располагать документацией, подтверждающей отсутствие транзитного характера таких платежей и доказывающей самостоятельную предпринимательскую функцию компании-получателя (“defense file”).

Наличие или отсутствие транзитного характера перечислений можно отследить, в частности, по выпискам по банковским счетам, финансовой отчетности, заключенным контрактам, корпоративным резолюциям и др. Учредительные и корпоративные документы иностранной компании (уставы, акционерные соглашения) не должны содержать положений, ограничивающих полномочия компании и ее органов управления с точки зрения распоряжения получаемыми доходами. Более подробно о документах, подтверждающих ФПД, сообщалось, в частности, в Письме Минфина России от 24 июля 2018 г. № 03-08-05/51824.

В ситуациях, в которых ФПД у первого получателя объективно отсутствует, налоговый агент вправе применить «сквозной подход», предполагающий при определении налоговой обязанности «взгляд» сразу на конечного получателя дохода и игнорирование промежуточных, при условии соблюдения определенных формальностей (пункт 4 статьи 7, пункты 1.1-1.3 статьи 312 НК РФ). Такой подход позволяет обеспечить более справедливое налогообложение трансграничных выплат в случаях, когда первый получатель не удовлетворяет критериям ФПД, но в то же время, он предполагает большую степень раскрытия информации.

Если конечный получатель расположен в стране с СИДН, то могут быть применены льготы по СИДН именно с данной страной, несмотря на то, что первым получателем платежа была компания из другой страны. Если конечный получатель расположен в стране без СИДН, удержание налога у источника производится по ставкам, предусмотренным главами 23 или 25 НК РФ. Наконец, если конечный получатель оказывается налоговым резидентом РФ, применяются правила НК РФ для налоговых резидентов, а налог у источника с дохода иностранной организации (первого получателя) не удерживается (однако, возникают обязанности налогового агента в отношении выплат физическому лицу – резиденту РФ).

В конце ноября 2018 года в нормы НК РФ о лице, имеющем фактическое право на доход, и об упомянутом сквозном подходе были приняты несколько поправок уточняющего характера.

Во-первых, в пункте 1 статьи 7 НК РФ теперь установлено, что наличие ФПД определяется применительно к каждой отдельной выплате дохода в виде дивидендов и (или) к группе выплат дохода в рамках одного договора.

Во-вторых, сквозной подход можно будет применять не только к выплатам дивидендов, но и к любым выплатам доходов от источников в РФ.

В-третьих, при применении «сквозного подхода» не будет иметь значение, расположен ли первый получатель в стране с СИДН или без него (что ранее упоминалось в пункте 4 статьи 7 НК РФ).

В-четвертых, при применении сквозного подхода при выплате дивидендов, законодатель исключил оговорку о том, что ФПД может быть признано за последующим в цепочке выплат участником иностранной компании (признавшей отсутствие ФПД) «в той части, которая соответствует такой доле участия». Это означает, что сумма выплаты, в отношении которой могут быть применены льготы по СИДН, остается неизменной с момента выплаты из РФ до поступления получателю, имеющему ФПД (если она поступила к нему в том же размере). Высчитывать долю косвенного участия лица с ФПД не требуется.

В-пятых, для отдельных категорий получателей (физические лица, публичные компании) вводится упрощенный порядок документального подтверждения ФПД.

В-шестых, для случаев, когда источник выплаты дивидендов и лицо, имеющее на них фактическое право, совпадают в лице российской организации, доход не подлежит налогообложению (при соблюдении условий, предусмотренных абз. 8 п. 1.1 ст. 312 НК РФ).

Анализ решений судов различных инстанций 2016-2018 гг. показывает, что практика применения концепции ФПД в России в целом формируется не в пользу налогоплательщика.

9. Изменения законодательства о трансфертном ценообразовании

В силу требований раздела V.1 НК РФ, налогоплательщики обязаны уведомлять налоговые органы о совершенных ими в календарном году контролируемых сделках. ФНС вправе проводить проверки цен контролируемых сделок на предмет их соответствия рыночным ценам, а также проверку полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением таких сделок.

По запросу ФНС России налогоплательщик обязан представлять документацию относительно конкретной сделки или группы однородных сделок, которая может включать сведения о деятельности налогоплательщика, лицах, с которыми совершена контролируемая сделка, описание контролируемой сделки, ее условий, включая описание методики ценообразования (при ее наличии), сведения о функциях лиц, являющихся сторонами сделки, об используемых ими активах, связанных с этой контролируемой сделкой, и о принимаемых ими экономических рисках, которые налогоплательщик учитывал при ее заключении и т.п.

Изменения, внесенные в главу 14.4 НК РФ («Контролируемые сделки») Федеральным законом от 3 августа 2018 г. № 302-ФЗ, касаются правил признания сделки «контролируемой» и применения порогов годового оборота по таким сделкам. Обратим внимание на указанные правила в части сделок с иностранными компаниями.

В настоящее время сделки российских компаний со взаимозависимыми иностранными компаниями признаются контролируемыми вне зависимости от суммы годового дохода по таким сделкам (то есть в силу самого факта взаимозависимости). Взаимозависимость определяется по правилам главы 14.1 НК РФ.

Сделки между российскими компаниями и независимыми иностранными компаниями, местом регистрации или налогового резидентства которых является офшорная юрисдикция (согласно перечню, утвержденному Приказом Минфина России от 13 ноября 2007 г. № 108н), приравнены к сделкам между взаимозависимыми лицами, и признаются контролируемыми, если сумма доходов по таким сделкам, совершенным с одним лицом за соответствующий календарный год, превышает 60 миллионов рублей (пункт 7 статьи 105.14 НК РФ). Сделки российских компаний с независимыми иностранными компаниями из иных юрисдикций контролируемыми не признаются.

По новым правилам (Федеральный закон от 03.08.2018 № 302-ФЗ), которые будут применяться с 1 января 2019 года, контролируемыми будут признаваться только те внешнеэкономические сделки, сумма доходов по которым за соответствующий календарный год превышает 60 миллионов рублей.

Таким образом, сделки российских компаний с любыми взаимозависимыми иностранными компаниями (а также с независимыми офшорными компаниями) будут признаваться контролируемыми только в случае превышения порога в 60 миллионов рублей. Данное нововведение означает некоторое смягчение контроля над ценообразованием, поскольку сужает категорию сделок, подпадающих под понятие контролируемых по сравнению с действующим законодательством.

Следует обратить внимание, что данное правило будет применяться в отношении контролируемых сделок, доходы и (или) расходы по которым признаются при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций с 1 января 2019 года, вне зависимости от даты заключения соответствующего договора.

10. В России создается режим международных компаний

В августе 2018 года в России были приняты Федеральный закон «О международных компаниях», Федеральный закон «О специальных административных районах на территориях Калининградской области и Приморского края», Федеральный закон «О внесении изменений в часть первую и главу 25 части второй Налогового кодекса Российской Федерации (в части особенностей налогообложения международных холдинговых компаний)», а также изменения в ряд других федеральных законов.

Данный пакет законов впервые предусматривает возможность редомициляции иностранных юридических лиц в Россию. Иностранные компании, при соблюдении определенных условий смогут сменить свой домициль (местонахождение) и личный закон (т.е. право, применимое к юридическому лицу) на российский. Они получат статус «международной компании», сохранив при этом корпоративную историю, все существовавшие договорные и деликтные обязательства, вещные и исключительные права, права на акции и доли в иных компаниях и др. Редомицилированная компания становится налоговым резидентом РФ, но остается нерезидентом РФ для целей валютного законодательства. Такие компании будут регистрироваться в созданных для этого специальных административных районах в двух регионах России и пользоваться определенными льготами.

Налоговый кодекс РФ предусматривает льготный налоговый режим для «международной холдинговой компании», т.е. международной компании, которая одновременно удовлетворяет всем следующим условиям:

  • она была создана за рубежом до 1 января 2018 г. и затем зарегистрирована в РФ в порядке редомициляции;
  • компания представила в налоговый орган РФ свою финансовую отчетность за последний (до даты регистрации в РФ) завершившийся финансовый год с аудиторским заключением, а также сведения о своих контролирующих лицах (при этом «контролирующим лицом» международной компании признается физическое или юридическое лицо, доля участия которого в международной компании составляет более 15%);
  • контролирующие лица такой компании приобрели контроль над ней (в ее бытность иностранной организацией) до 1 января 2017 года (от соблюдения данного условия освобождены публичные компании и 100% дочерние компании публичных компаний).

Для международных холдинговых компаний установлены следующие налоговые льготы и освобождения:

  1. Освобождение от налога на прибыль доходов в виде прибыли КИК, контролирующим лицом которых является международная холдинговая компания, за налоговые периоды до 1 января 2029 г. (пп. 58 п. 1 ст. 251 НК РФ).
  2. Ставка 0% по налогу на прибыль на дивиденды, полученные международной холдинговой компанией (при условии владения долей не менее 15% в выплачивающей организации в течение не менее 365 календарных дней). Данная ставка не применяется, если выплачивающая дивиденды организация находится в государстве из Перечня офшорных зон, утв. Приказом Минфина России от 13.11.2007 № 108н. (пп. 1.1 п. 3 ст. 284 НК РФ).
  3. Ставка 5% налога у источника на дивиденды, выплачиваемые международной холдинговой компанией в адрес иностранной организации (абз. 2 п. 1 ст. 310 НК РФ).
  4. Ставка 0% по налогу на прибыль по доходам от реализации/погашения акций/долей участия в российских и/или иностранных компаниях (при соблюдении ряда условий) (п. 4.1 ст. 284 НК РФ).

Многие СМИ поспешили назвать режим международных компаний в специальных административных районах «российскими офшорами». В действительности данный режим по своим характеристикам далек от офшорного, и едва ли законодатель преследовал цель создать в России офшорные зоны в прямом смысле слова. Перечислим ключевые моменты, отличающие вновь создаваемый режим международных компаний в России от офшорного:

  • Международной компанией по Федеральному закону от 03.08.2018 № 290 может стать только иностранная компания, принявшая решение о редомициляции в Россию. При этом редомициляция должна быть разрешена законодательством страны регистрации такой иностранной компании. Несмотря на то, что Федеральный закон № 291-ФЗ называет в качестве целей создания специальных административных районов (САР) «формирование инвестиционно привлекательной среды для российских и иностранных инвесторов», существующие российские компании получить статус международной компании не смогут (в то же время, понятно, что закон во многом ориентирован на иностранные структуры, контролируемые российскими владельцами, которые в данном случае и будут по факту российскими инвесторами). Равным образом, в России невозможно будет зарегистрировать международную компанию «с нуля».
  • Статус международной компании в России могут получить только компании, зарегистрированные в государствах-членах FATF и/или MONEYVAL. Среди таких юрисдикций, популярных в международном бизнесе (в том числе в качестве холдингов) и входящих в одну из названных организаций, можно, в частности, назвать Великобританию, Гернси, Гонконг, Данию, Джерси, Ирландию, Канаду, Кипр, Лихтенштейн, Люксембург, Мальту, Нидерланды, Новую Зеландию, Остров Мэн, Сингапур, США, Чехию, Швейцарию, Эстонию и др. Таким образом, закон исключает возможность редомициляции в Россию компаний из классических офшорных юрисдикций (напр., Белиза, Британских Виргинских островов, Каймановых островов, Сейшел и пр.).
  • иностранная компания, приходящая в Россию в качестве «международной компании», не сможет просто формально сменить свой личный закон – она заранее (в качестве условия получения статуса международной компании) берет на себя обязательства по осуществлению инвестиций на территории России. Инвестиции могут осуществляться в форме капитальных вложений, в рамках специальных инвестиционных, концессионных и ГЧП-контрактов, а также в форме вложений в уставный капитал российских компаний. Заявление о намерениях осуществлять инвестиции в России будет носить для иностранной компании юридически обязывающий характер.
  • деятельность международных компаний в российских САР не будет неконтролируемой, а владение – анонимным. Администрированием деятельности в САР будет заниматься управляющая компания – российское юридическое лицо с делегированными ему публичными функциями, в частности, мониторинга соблюдения участниками САР условий договоров об осуществлении деятельности в САР. При регистрации в качестве международной компании иностранное юридическое лицо представляет в управляющую компанию сведения о своих бенефициарных владельцах (определяемых в соответствии с Федеральным законом от 07.08.2001 № 115-ФЗ). Кроме того, компании-участники САР будут обязаны представлять управляющей компании ежегодный отчет о своей деятельности. Также в САР могут специально создаваться подразделения надзорных и контролирующих органов (МВД, МЧС, ФНС, ФТС, Роспотребнадзор, Роструд и др.).

Итак, принятие вышеуказанных законов представляет собой попытку создать благоприятный режим функционирования компаний, приходящих в Россию в порядке редомициляции, однако конкурентоспособность нового режима покажет лишь практика реального функционирования редомицилированных компаний – участников САР.

Теги: гестион, Оффшоры, налоговое планирование

Возврат к списку


Сейшелы
от 550 $

Белиз
от 1100 $

BVI
от 1500 $

Латвия
от 500 €

Ирландия
от 1250 €

Кипр
от 2000 €

Гонконг
от 1900 $
 
Канада 
от 1680 $

Другие
от 800 $

Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.
 
Выберите офис для обращения*
Имя*
Е-mail*
Телефон (не обязательно)
Ваше сообщение*
Сайт Сайт
Дополнительная информация Дополнительная информация
Защита от спама, отметьте пункт ниже:*

* - Поля, обязательные для заполнения