Регистрация компаний в различных оффшорных зонах
Улица 1905 года8 (495) 966-15-56

Невский проспект 8 (812) 677-26-64

Июль 2019: обзор событий в сфере международного налогового планирования

Июль 2019: обзор событий в сфере международного налогового планирования

31.07.2019

В России:

Пленум Верховного Суда РФ о применении норм международного частного права

9 июля 2019 года Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации».

Нормы международного частного права – это в первую очередь коллизионные нормы, то есть нормы, посвященные определению права, применимого к конкретным правоотношениям или их отдельным аспектам. Проблема определения судом применимого права может возникать при наличии в правоотношении иностранного элемента (например, иностранного лица, имущества, расположенного за границей, совершения или наступления за границей действия или события и др.).

Коллизионные нормы содержатся как в международных договорах РФ, так и в источниках внутригосударственного права РФ (в частности, в разделе VI Гражданского кодекса РФ, разделе VII Семейного кодекса РФ, главе XXVI Кодекса торгового мореплавания РФ и др.).

При наличии таких норм в международном договоре РФ, суд должен руководствоваться нормами международного договора. Если ни один международный договор не содержит коллизионной нормы по соответствующему вопросу, суд руководствуется коллизионной нормой российского законодательства (пункт 4 Постановления).

Пленум ВС РФ разъяснил ряд вопросов, касающихся определения права, подлежащего применению к определению правового положения лиц, к вещным правам, к форме сделки, к договорным обязательствам, к отношениям с участием потребителей, к отношениям добровольного представительства, к внедоговорным обязательствам.

Анализируя право сторон договора на выбор права, подлежащего применению к их правам и обязанностям по договору (предусмотренное статьей 1210 ГК РФ), Пленум отметил, что в соглашении о применимом праве стороны вправе использовать любые термины и формулировки, указывающие на выбор ими того или иного права (например, указание на применение права, законодательства, законов, нормативных актов или норм определенной страны).

Устанавливая наличие воли сторон, направленной на выбор применимого права, суд вправе констатировать существование подразумеваемого соглашения о применимом праве, в частности, в случае, если стороны в тексте договора ссылались на отдельные гражданско-правовые нормы определенной страны либо если стороны при обосновании своих требований и возражений (например, в исковом заявлении и отзыве на него) ссылаются на одно и то же применимое право.

Однако выбор сторонами компетентного суда или места проведения международного коммерческого арбитража сам по себе не означает выбора в качестве применимого к спорным правоотношениям материального права того же государства. Отсутствие волеизъявления сторон в отношении применимого права означает, что его определяет компетентный суд или арбитраж на основании применимых коллизионных норм (пункт 27 Постановления).

Стороны договора в соглашении о применимом праве могут выбрать право страны, которая не имеет связей с договором или его сторонами (выбор нейтрального права). Стороны также вправе выбрать документы, содержащие правила, рекомендованные участникам оборота международными организациями или объединениями государств (например, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Европейские принципы договорного права, Модельные правила европейского частного права). Такие правила применяются только при наличии прямо выраженного соглашения сторон (пункт 32 Постановления).

Если стороны использовали в договоре торговые термины, содержащиеся в Правилах Инкотермс (INCOTERMS), однако не сделали ссылку на Инкотермс, при отсутствии доказательств иного намерения сторон считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям Инкотермс в редакции, действовавшей на дату заключения договора (пункт 11 статьи 1211 ГК РФ). В этом случае положения Инкотермс имеют приоритет перед диспозитивными нормами договорного статута (т.е. права, применимого к правам и обязанностям по договору) (пункт 38 Постановления).

Российские компании пока не могут использовать типовые уставы

Практика использования компаниями типовых (модельных) уставов существует во многих странах, позволяя экономить время на составление проекта устава и освобождая от необходимости его подачи в регистрирующие органы.

Формально возможность использовать один из 36 типовых уставов, утвержденных Приказом Минэкономразвития России от 01.08.2018 № 411, появилась для российских обществ с ограниченной ответственностью с конца июня 2019 года. Однако фактически реализовать данное право российские компании пока не смогут – по сугубо «техническим» причинам.

Дело в том, что для использования типового устава ООО вновь создаваемая компания должна подать заявление о государственной регистрации с указанием об использовании типового устава, а существующая – заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ. Однако действующие формы заявлений о государственной регистрации не предусматривают поля, в которых можно указать, что ООО действует на основании типового устава, а равно номер используемого типового устава. Поэтому на практике типовой устав можно будет использовать только после внесения изменений в указанные формы, что предположительно может быть сделано только осенью текущего года.

Типовые уставы позволяют выбрать желаемую модель внутренней организации ООО (в том числе по вопросам управления в обществе, перехода долей, выхода участников и др.). Они отличаются краткостью, поскольку вместо традиционного для отечественной практики дублирования многих норм ГК РФ и Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», ограничиваются лишь ссылками на них.

Поэтому, выбирая один из типовых уставов, следует понимать, что компания таким образом соглашается именно на те положения закона, к которым отсылают пункты типового устава, даже если в самом законе они сформулированы как диспозитивные. Если же существует необходимость включения в устав ООО специальных положений, обеспечивающих интересы компании и ее участников, по-прежнему рекомендуется разрабатывать собственный индивидуализированный устав.

Минфин об уплате НДС иностранной организацией при сдаче в аренду недвижимости в РФ

В письме от 11 июля 2019 г. № 03-07-08/51296 Минфин России высказал мнение о том, должна ли иностранная организация самостоятельно исполнять обязанность по уплате НДС при оказании услуг по сдаче в аренду недвижимого имущества, находящегося на территории РФ. При этом местом реализации данных услуг признается территория РФ, а иностранная организация состоит на учете в налоговом органе РФ по месту нахождения имущества.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 161 НК РФ, при реализации услуг на территории РФ иностранными лицами, не состоящими на учете в налоговых органах, налоговая база определяется налоговыми агентами, которые обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить в бюджет сумму налога вне зависимости от того, исполняют ли они сами обязанности налогоплательщика НДС.

В рассматриваемом письме Минфин приводит позицию, изложенную в Определении Конституционного Суда РФ от 24.11.2016 № 2518-О, согласно которой «разрешение вопроса об уплате налога на добавленную стоимость самой иностранной организацией либо налоговым агентом - ее контрагентом зависит от постановки на учет в российском налоговом органе иностранной организации (ее представительства)».

Исходя из этого, Минфин делает вывод, что если иностранная организация состоит на учете в налоговом органе РФ, в том числе по месту нахождения недвижимого имущества, то обязанность по уплате НДС в отношении реализуемых иностранной организацией товаров (работ, услуг), местом реализации которых признается территория РФ, должна исполняться самой иностранной организацией.

В мире:

Принята Конвенция о признании и исполнении иностранных судебных решений по гражданским и торговым делам

2 июля 2019 года на дипломатический сессии Гаагской конференции по международному частному праву была принята Конвенция о признании и исполнении иностранных судебных решений по гражданским и торговым делам – первый в истории универсальный инструмент такого рода. В настоящее время она официально открыта для подписания и последующей ратификации государствами.

Согласно Конвенции, судебное решение, вынесенное судом одного договаривающегося государства, подлежит признанию и исполнению в другом договаривающемся государстве (если отсутствуют основания для отказа в таком признании или исполнении). Таким образом, сторона, выигравшая спор, сможет рассчитывать на исполнение решения, принятого в ее пользу, на территории другого государства.

Конвенция будет охватывать судебные решения по гражданским и торговым делам, но не будет применяться к налоговым, таможенным и административным делам.

Конвенция будет применяться именно к решениям государственных судов и не будет применяться к арбитражным решениям, т.е. к решениям третейских судов (напомним, что российские арбитражные суды являются государственными судами).

Также под действие Конвенции не подпадают решения, касающиеся статуса и правоспособности физических лиц, алиментных обязательств, семейных дел, включая режим имущества супругов, наследования, банкротства, перевозок пассажиров и багажа, статуса юридических лиц и действительности решений их органов, диффамации, тайны частной жизни, интеллектуальной собственности, деятельности вооруженных сил и военнослужащих, правоохранительных органов, дел о защите конкуренции.

Среди оснований для отказа в признании или исполнении иностранного судебного решения названы, в частности, получение судебного решения обманным путем, явное противоречие публичному порядку запрашиваемого государства, несоответствие иностранного решения решению суда запрашиваемой страны по спору между теми же сторонами и др.

В случае подписания и ратификации Конвенции, Россия будет обязана признавать и исполнять решения иностранных судов (с учетом возможных оговорок), а решения российских судов смогут признаваться и исполняться в других странах-участниках Конвенции. О возможных сроках подписания и дальнейшей ратификации Конвенции Россией в настоящее время не известно (представителем российской делегации был подписан лишь заключительный акт о принятии текста Конвенции, не означающий подписания самой Конвенции). Поэтому говорить о «прорыве» в сфере исполнения иностранных судебных решений пока преждевременно.

В настоящее время для России в указанной сфере действуют Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 1993 г.), Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992 г.), которые действуют для нескольких государств СНГ, а также ряд двусторонних договоров о правовой помощи (часть из которых была заключена еще СССР). При этом Россия по-прежнему не имеет взаимных обязательств по признанию и исполнению судебных решений с такими странами, как США, ФРГ, Франция, многие другие страны ЕС.

Ратификация Конвенции большим числом государств будет способствовать формированию единого правового пространства в сфере исполнения судебных решений, большей определенности и предсказуемости для сторон в спорах, вытекающих из трансграничных правоотношений, уменьшению сроков, требуемых для признания и/или исполнения решений, снижению количества тупиковых ситуаций для участников международной торговли, обусловленных отсутствием между конкретными странами действующих договорных механизмов.

ФАТФ опубликовала руководство для юристов

Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) опубликовала Руководство по применению риск-ориентированного подхода для практикующих юристов. Данный документ носит рекомендательный характер и предназначен для профильных национальных компетентных органов, саморегулируемых организаций в сфере юридической профессии и непосредственно для лиц, оказывающих юридические услуги.

Основная идея Руководства заключается в том, что представители юридической профессии должны устанавливать, оценивать и принимать во внимание риски, связанные с отмыванием денежных средств или финансированием терроризма (ML/FT), которым они могут подвергаться в связи с осуществлением своей деятельности, и принимать меры, требуемые для минимизации таких рисков и управления ими.

В руководстве отмечается, что определенные виды профессиональной деятельности, осуществляемые юристами, могут быть в большей степени подвержены рискам ML/FT, поскольку включают привлечение и управление средствами/активами клиентов. Они, в частности, включают: куплю-продажу недвижимости, управление деньгами, ценными бумагами и прочими активами клиентов, управление банковскими и прочими счетами клиентов, создание юридических лиц и иных структур, их покупка и продажа.

В этой связи юристам рекомендовано осуществлять оценку соответствующих рисков при установлении отношений с конкретным клиентом. Риски группируются на три основные категории:

  1. страновые (географические) риски, то есть риски, обусловленные местом жительства клиента, местом совершения сделки или источником происхождения средств в определенных странах (например, в странах, в отношении которых достоверно известно о поддержке ими террористической деятельности, высоком уровне организованной преступности, странах, в отношении которых действуют санкции международных организаций, странах со «слабыми» регуляторными режимами в сфере AML/CFT и т.п.);
  2. клиентские риски, то есть риски, обусловленные спецификой конкретного клиента. В Руководстве приводится более тридцати возможных риск-факторов, включая, например, принадлежность клиента к «политически значимым лицам» или тесную связь с ними; использование шелл-компаний и инструментов номинального владения; необычную сложность структуры владения, не имеющую ясного объяснения; желание необычной срочности осуществления операции; явное несоответствие размера средств клиента иным сопутствующим обстоятельствам (возрасту, доходу, роду занятий) и т.п.;
  3. риски, связанные с конкретной услугой (операцией). Среди таких услуг/операций: использование юристов в качестве посредников при проведении платежей; услуги, основанные в значительной степени на использовании новых технологий (в т.ч. виртуальных активов); операции, предусматривающие необычный способ оплаты; ситуации, в которых учреждение/изменение той или иной структуры может быть использовано в целях сокрытия владения или подлинной экономической цели и т.п.

Для ответа на выявленные риски Руководство рекомендует представителям юридической профессии разрабатывать соответствующие политики и процедуры, что предполагает выделение на эти цели дополнительных ресурсов.

Британские Виргинские острова уточнили дату начала отчетности по закону о substance

Министерство финансов Британских Виргинских островов (БВО) издало документ, в котором уточняется дата вступления в силу требований по представлению компаниями БВО отчетности, предусмотренной Законом № 12 «Об экономическом присутствии компаний и ограниченных партнерств» 2018 г. (Economic Substance (Companies and Limited Partnerships) Act, 2018 (далее – «Закон 2018 г.).

Закон 2018 г. впервые устанавливает для коммерческих компаний БВО, осуществляющих определенные виды деятельности (relevant activity), требование экономического присутствия на территории островов в отношении такой деятельности. Кроме того, данным Законом были внесены изменения в Закон № 15 «О защищенной системе поиска информации о бенефициарном владении» 2017 г. (Beneficial Ownership Secure Search System Act, 2017) (далее – «Закон BOSS»), которые возлагают на компании БВО обязанности по информированию своего регистрационного агента о факте осуществления компанией видов деятельности, отнесенных к relevant activity.

В январе 2019 года в Закон 2018 г. были внесены изменения, согласно которым статья 16 Закона 2018 г. (отсылающая к блоку поправок в Закон BOSS, включая новые обязанности по отчетности) должна быть введена в действие 30 июня 2019 г. или в иную дату, которую вправе назначить профильный министр путем сообщения в официальной Газете, которое должно быть опубликовано до 30 июня 2019 г.

Реализуя данное право, 28 июня 2019 года Министр финансов БВО опубликовал сообщение о том, что датой вступления в силу статьи 16 Закона 2018 г. назначается 1 октября 2019 г.

Таким образом, именно с 1 октября 2019 года на БВО вступают в силу требования к компаниям БВО об обязательном направлении по окончании каждого финансового периода регистрационному агенту сведений об осуществлении релевантной деятельности и иной информации, предусмотренной статьей 10 Закона BOSS.

Компании-резиденты БВО в отношении каждого вида деятельности, осуществлявшегося ими в течение финансового периода, должны ежегодно направлять регистрационному агенту сведения о:

  • суммарном обороте от релевантной деятельности;
  • сумме расходов, понесенных в связи с релевантной деятельностью на территории БВО;
  • общем количестве работников, занятых в релевантной деятельности;
  • количестве работников, занятых в релевантной деятельности на территории БВО;
  • адресе любых помещений на территории БВО, используемых в связи с релевантной деятельностью;
  • характере оборудования, расположенного на территории БВО, используемого в связи с релевантной деятельностью;
  • именах лиц, ответственных за руководство и управление релевантной деятельностью, их отношении к компании и наличие резидентства БВО.

Для нерезидентных компаний БВО, осуществляющих релевантную деятельность, такое требование ограничивается ежегодным сообщением о юрисдикции, в которой такая компания БВО признается резидентом, с приложением доказательства такого резидентства (каких-либо требований к такому доказательству соответствующие акты БВО не содержат).

Компаниям, не осуществляющим релевантную деятельность, потребуется только сообщить об этом своему регистрационному агенту (и впоследствии подтверждать данный факт ежегодно).

Дополнительно отметим, что Кодекс об экономическом присутствии (Economic Substance Code) – разъяснительный документ к Закону 2018 г., проект которого был опубликован весной 2019 г., по-прежнему не принят.

Сейшелы и США подписали соглашение о соблюдении FATCA

1 июля 2019 года Министр финансов Сейшел и посол США в Республике Сейшелы подписали соглашение, направленное на обеспечение соблюдения гражданами США, проживающими или ведущими бизнес на Сейшелах, американского налогового законодательства.

Новое межправительственное соглашение (заключенное по «Модели 1») основано на Законе США «О соблюдении налоговых правил в отношении иностранных счетов» (FATCA), целью которого является предотвращение уклонения граждан и компаний США от налогов с помощью использования иностранных счетов.

По данному соглашению сейшельские финансовые учреждения будут обязаны предоставлять национальному регулятору сведения об американцах, живущих, работающих или имеющих активы на Сейшелах и обслуживаемых в соответствующем финансовом учреждении. Данные сведения будут впоследствии передаваться в Службу внутренних доходов США.

Ранее Сейшелы уже имели принципиальное соглашение с США о соблюдении Закона FATCA (с июня 2014 года), однако теперь данные обязательства получили полноценное закрепление.

Посол США отметил, что соглашение является позитивным сигналом для международного сообщества, укрепляющем репутацию Сейшел как одного из ведущих международных финансовых центров.

Гибралтар присоединился к инклюзивной группе Плана BEPS

По информации ОЭСР от 5 июля 2019 года, Гибралтар присоединился на правах полноценного участника к «инклюзивной группе» стран, осуществляющих имплементацию ключевых положений Плана действий BEPS (который представляет собой комплекс мер против размывания налоговой базы и смещения центра прибыли). Общее число юрисдикций, входящих в группу, достигло 130.

В указанную группу входят страны, обязавшиеся внедрить четыре минимальных стандарта плана действий BEPS, позволяющих ограничить вредоносные налоговые практики и защитить свою налоговую базу. В частности, Гибралтару предстоит принять на законодательном уровне минимальные стандарты, направленные на предотвращение обхода налогов мультинациональными структурами и улучшить процедуру разрешения трансграничных налоговых споров.

Минимальный стандарт охватывает следующие четыре пункта плана действий BEPS:

  • противодействие вредоносным налоговым практикам с учетом принципов прозрачности и реального содержания;
  • предотвращение предоставления льгот по международным налоговым соглашениям в ненадлежащих обстоятельствах (treaty abuse);
  • документация по трансфертному ценообразованию и страновой отчетности (CbC);
  • создание более эффективного механизма разрешения споров.

Подключение Гибралтара к инклюзивной группе BEPS стало возможным после заключения в марте 2019 года специального соглашения между Великобританией (представляющей Гибралтар во внешней политике) и Испанией относительно Гибралтара, регулирующего вопросы налогообложения и сотрудничества в налоговой сфере. Необходимость заключения данного соглашения возникла в связи с планируемым выходом Великобритании из Европейского Союза, который повлечет и выход Гибралтара.

В соглашении закрепляется, что после прекращения в отношении Гибралтара действия законодательства ЕС (в области прозрачности, административного сотрудничества, противодействия вредоносным налоговым практикам и отмыванию денежных средств), в Гибралтаре будет сохраняться законодательство, эквивалентное существующему в ЕС на дату выхода из ЕС.

Теги: арбитражные споры, исполнительное производство, общества с ограниченной ответственностью, сейшелы, BVI

Все материалы

(0)

Сотрудники отдела международного налогового планирования



Сейшелы
от 550 $

Белиз
от 1100 $

BVI
от 1500 $

Латвия
от 500 €

Ирландия
от 1250 €

Кипр
от 2000 €

Гонконг
от 1900 $
 
Канада 
от 1680 $

Другие
от 800 $
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время. Юридические и бухгалтерские консультации являются платными. Информацию о стоимости услуги мы напишем в ответ на Ваше сообщение.
Выберите офис для обращения*
Имя*
Е-mail*
Телефон (не обязательно)
Ваше сообщение*
Сайт Сайт
Страница Страница
Реферер Реферер
IP IP
Город Город
UserAgent UserAgent
utm_source utm_source
utm_medium utm_medium
utm_campaign utm_campaign
utm_content utm_content
utm_term utm_term
Все параметры Все параметры
Защита от спама, отметьте пункт ниже:*

* - Поля, обязательные для заполнения

Оставить заявку